X-Men: The Last Stand

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » X-Men: The Last Stand » Артхаус » Помятая открытка


Помятая открытка

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Помятая открытка

http://i64.fastpic.ru/big/2014/0526/5d/5c9a0a9fc2b8e37a25211ffe66879a5d.pnghttp://i61.fastpic.ru/big/2014/0526/0d/9837fbf5c3753b2cd53d119ef466500d.png

http://sf.uploads.ru/Do2tT.png

Лучший эпизод: альтернатива, июнь 2014 года.

Участники: Lorna Dane; Charles Xavier; Magda Lehnsherr (чуть позже присоединится)
Время и место действия: несколько месяцев спустя событий 1973 года, Вашингтон, огромная, переполненная людьми, площадь
Сюжет эпизода: Когда Чарльз Ксавье с Логаном приходили просить помощи у Пьетро, будущий Профессор обронил визитную карточку со своими инициалами должностью директора Школы Ксавье. Некоторое время спустя кусок бумажонки находит Лорна (ей тогда 11 лет), думая, что чувачок с грязными волосами её просто забыл.
Несколько месяцев спустя, когда Магда отправляется с детьми на ярмарку, Дейн узнаёт среди прохожих "чувачка" и бросается к нему, чтобы отдать бумажку.

Отредактировано Lorna Dane (2014-05-26 23:51:22)

0

2

Денёк удался на славу: и хорошая погода, и спокойно на улицах (все наверняка уехали на удлиненные выходные куда-нибудь за город). Самое время прогуляться с детьми.
Их много, она – везде и постоянно. Свои, чужие – главная площадь переполнена хохотом, звонов лопающихся шаров, грохотом невразумительной музыки. Словом, ярмарка. И какой контраст с толикой спокойствия дома!
Магда не отпускала девочку ни на шаг, держала за руку, не давая вырвать, хоть желание пойти да сорвать с клоуна шляпу малышка выражала неоднократно.
Вокруг да рядом – всё незнакомые люди. К ним подойти, задать парочку бессмысленных вопросов (почему-то взрослые рассуждали именно в таком ключе), узнать, почему они одеты так, а не иначе. Зачем торгуют разноцветными прозрачными стаканчиками и носят дурацкие парики. Однако осуществить задуманное настолько нереально, насколько оказаться сейчас перед телевизором и смотреть очередной выпуск Тома и Джерри.
Голова чуть кружилась от такого обилия народу. Небольшой рост не давал ощутить да увидеть всю картину целиком, и Лорне казалось, что она просто попала в оживший лес, где вместо стволов деревьев – чьи-то ноги.
Впрочем, одного человека она узнала. Он был на коляске и как раз вписывался довольно чётко в поле зрения девочки. Смешной такой, без грязных волос, однако, вполне узнаваемый. Дейн и не обратила особого внимания на гостя в трёх лицах, случайно постучавшихся  к ним в дом, кажется, полгода назад, но рассказы Пьетро, такие смешные и с детской точки зрения вполне правдоподобные, не могли не вызвать соответствующий интерес. Побывать в Пентагоне – кто бы отказался?! Да ещё и с чувачком, который говорит даже больше, чем думает!
- Мам! Там, смотри…
Но женщина так и не обратила внимания, лишь сильнее сжала руку дочери, оглядывалась по сторонам, в хилой надежде всё-таки отыскать Пьетро.
Меняем тактику.
А тактика была просто: заставить Магду отпустить ей руку. Что может быть проще? Поклянчить, например, шарик. Улыбнуться, взмахнуть ресничками, потянуть мисс за рукав и начать причитать тихим голоском… работа, правда, не всегда, но мать троих детей наверняка была слишком усталой на данный момент, чтобы прочувствовать подвох.
Один-два-три – и дело в шляпе! Не теряя ни минуты, Лорна кинулась пробираться сквозь непонятных людей в надежде найти ту самую коляску.
Признаться честно, в какой-то момент девочка даже решила, что потерялась. Charles was nowhere to be found, от запаха подгорелой сладкой ваты чуть подташнивало, а народу становилось всё больше и больше.
Непонятно, правда, кто кого нашёл, но стоило Лорне уже собраться обидеться на саму себе, как перед ней появилась заветная коляска.
- О! Ты вымыл голову! – выпалила девочка с явным восхищением, с секунду помолчав, тут же спохватилась, что так, наверное, звучало некрасиво, вдруг чувачок обидется, и стоило исправиться мгновенно. – Я имею в виду, ты выглядишь не таким невыспавшимся, как  в последний раз. Я Лорна, - девочка протягивает руку, - ты с моим братом Пьетро пробрался в Пентагон. Он ещё рассказывал, у тебя неплохой удар правой.

+2

3

[AVA]http://sc.uploads.ru/TDmjL.png[/AVA]

"Чувствовать их боль и радость - наш великий дар" - он часто повторял себе эту фразу, в те моменты, когда становилось особенно тяжело. Они с Хэнком возобновили поиски и снова открыли школу, давая возможность для обучения всем нуждающимся в этом. Оказалось, что за то время, пока Чарльз не делал этого, их оказалось достаточно много, но были те, кого он должен был найти, потому что обещал, он слишком хорошо помнил те имена, которые назвал ему Логан: Ороро, Джина, Скотт...
Но пока поиски ни к чему не привели и, потому Ксавье занимался тем, что развлекал тех детей, которые уже присоединились к ним. Точнее развлекал их Хэнк, наблюдая за тем, чтобы воспитанники не потерялись в толпе желающих прокатиться на горках, поесть попкорн или вату.
Чарльзу же доставалась роль наблюдателя. Время от времени он концентрировался на каждом ребенке, стараясь понять, где именно тот находится и что в данный момент делает. Едва-едва касаясь его сознания - так, чтобы не задеть мысли, но при этом понять местонахождение.
В какой-то из моментов он умудрился сосредоточиться на ком-то еще, кто явно то ли звал его, то ли хотел увидеть. По собственному образу очень легко определить своего ребенка, когда ему требуется помощь, в такие моменты он первым делом вспоминает Чарльза, поэтому выхватить себя, правда, без имени и четкого воспоминания, было вполне возможным.
Ксавье поддаваясь каким-то внутренним порывам повернул коляску и направился на внутренний зов. Он принадлежал девочке, не старше 8-10 лет. Чарльз мысленно удивился, но все-таки приблизился, понимая, что явно нужен ребенку.
Не прошло и нескольких секунд, как лапотунья начала весело болтать, объясняя кто она.
Чарльз улыбнулся и с готовностью пожал девочке руку:
- Рад знакомству, юная леди, - ответил он доброй улыбкой на слова Лорны, - Я - Чарльз Ксавьер, - все-таки решил представиться он еще раз.
В то же время он слегка скользнул по сознанию малышки, среди лабиринта мыслей, отыскивая нужное воспоминание - Пьетро. На секунду Чарльз вернулся в то время, вспоминая безумную идею вытащить Эрика. Где он может быть сейчас?
Мысли о бывшем друге заставили Ксавье внутренне загрустить, при этом возвращаясь обратно к Лорне:
- Как поживает Пьетро? - в самом деле данный вопрос вполне волновал Ксавье. У мальчика была уникальная способность и не хотелось, чтобы тот использовал ее во вред, но с другой стороны, если так подумать, что он мог дать Пьетро в плане обучения, если тот сам прекрасно изучил свои особенности, совершенно не беспокоясь и не переживая из-за них? Скорее уж его следовало брать в преподаватели, чтобы внушать такую же уверенность в собственных силах и безнаказанности другим ученикам, хотя в пользе последнего Чарльз очень сомневался. С большой силой приходит большая ответственность, очень хотелось верить, что мама Пьетро смогла ему это объяснить.
К слову о родителях Лорны - где они? Вряд ли малышка разгуливает по ярмарке одна.
- А где твоя мама? - Чарльз снова аккуратно, едва-едва прикоснулся к сознанию Лорны, пытаясь найти в первом воспоминании образ матери, чтобы знать, кого именно высматривать во время разговора с девочкой. Почему-то Ксавье был более, чем уверен, что мама Лорны не обрадуется внезапной пропажи дочери.

+2

4

Так получилось – трагично непонятное стечение обстоятельств – у Лорны никогда не было отца. Тот человек, который по документам соответствовал данному статусу, давно был потерян в безднах сознания. Практически стёрт безвозвратно, образуя такую маленькую пустоту, которую занять не мог даже Пьетро. Наверное, именно поэтому каждый взрослый мужчина вызывал у девчушки сущий восторг.
Как и сейчас – Ксавье. Хотя, признаться честно, на вкус Дейн он был слишком грустным. Спокойным таким, в отличие от Пьетро, уравновешенно ненервным. Словом – человеком, которого просто хотелось обнять. Тактильный контакт – залог успеха, практически как и милая улыбка и молчание. Настоящие оружие, если захотелось что-нибудь слизнуть  - о, да, как-то Пьетро пришло в голову научить сестрёнку воровать, но двигалась она в тысячи раз медленнее, чем он, и такая задумка быстро наскучила парню.
- Держите, - не дожидаясь ответа, девочка положила в ладонь телепата парочку конфет-карамелек, новеньких, сладких и ещё не растаявших. Улыбнулась и тут же выдала «руководство по применению», так и не отпустив руку Ксавье.
- Это чтобы вы не грустили. Почему вы грустите? Грустить – это вредно. Я вот слышала, когда мама была в каком-то там салоне, где постоянно всё шуршит, что от грусти опускаются веки и начинает впадать грудь. Это некрасиво. Во всяком случае, они так говорят, я-то не знаю, мне не разрешают после десяти смотреть телевизор. А Пьетро – нормально. Только… - девочка встала на цыпочки и зашептала. Оглядываясь по сторонам, решив сообщить уже знакомому незнакомцу величайший секрет. - … мне кажется, что ему скучно. Ему постоянно скучно. Он, кстати, где-то здесь. Вату сахарную обещал принести. Мы с амаой и моей сестрой каждый год сюда ходим. Могу вам честно-пречестно сказать, что с каждым годом качество ваты у них портится. И яблок. И апельсинового сока. Так Пьетро сказал. Он всё знает.
Он – а кто ещё? По опыту и житейским мудростям Лорна знала, что Магда не всегда оказывается права, может ошибаться, хотя всегда мила и спокойно. Да, если так поразмыслить, малышка бы и не припомнила, когда такое было, чтобы Магда повышала на неё голос. Находила более действенные способы убеждения. Или, как всегда – улыбка. Такая добрая, на которую можно смотреть часами. Или браслеты. В детстве Лорна всегда любила с ними играться, ухватиться за один, перекладывать его из одной руки в другую, катать по столу, пока оно – браслетное «оно» - не свалится на пол, а грязное уже подбирать – опасно. Вдруг какой червячок невидимый в организм заберётся?!
- А где твоя мама?
- Оу, - минута ожидания. – Она мертва.
Какой вопрос, такой ответ. А далее – молчание. Малышка было открыла рот, но почему-то сформулировать, как да что да почему было не так просто. Те воспоминания, которые остались, были похожи на манную кашу с вареньем, мешаешь, перемешиваешь, а в итоге – непонятного цвета смесь, и варенья не отделить, и каша сама всё равно – солёная. То, что Лорна знала и слышала, какими-то непонятными отголосками заставляли зевать, убаюкивали и переключались на вполне себе бытовые и более безопасные мыслишки. Стало быть, тот, кто изначально стёр у малышки воспоминания о авиакрушении, неплохо поработал, создал вполне себе самостоятельно функционирующие барьеры, защищающие сознание от потенциальной угрозы разоблачения.
Ведь, когда-то давно, именно проявившиеся на фоне эмоциональной нестабильности способности контролировать металл (причём в объёме целого воздушного судна) и повлекли за собой смерть и Дейнов, и других членов экипажа. Психологическая травма налицо, и неведомый герой, мутант с какими-то в той или иной степени телепатическими способностями, член спасательного экипажа, нашед ребёнка, решил исправить случившееся. По крайней мере, не давая авиакатастрофе испортить будущее маленькой Дейн.
- Я точно не знаю… помню… авиакатастрофа. Бух – и всё. Но у меня есть другая мама, - поспешно заверила Лорна, сжимая руку мужчины. – Она тоже классная. Вкусно готовит. И у неё всегда куча браслетов на руках. Её Магдой Масимо' зовут…. Иногда. Но чаще – Магда.
В принципе, выговаривать правильно и чётко девочка умела, но решила, что сейчас это было неуместно. Зачем стараться да произносить одно имя, если ей ещё столько нужно рассказать? Поведать о сестре, о том, что, когда она вырастет, она тоже хочет стать такой же быстрой, как Пьетро, но без седых волос, о том, что её мама Магда тоже порой бывает очень грустной, о соседской собаки, которая, как говорят, грызёт котят другой соседки, о шляпах – да-да, шляпы – это красиво.
- А вы никогда не носили шляпы? Вам бы подошло.   

Отредактировано Lorna Dane (2014-06-03 21:01:23)

+1

5

+

Я очень-очень-очень-очень-очень-очень извиняюсь за такую долгую задержку с постом....

В девочке было что-то неуловимо родное, словно, глядя на нее ты узнаешь черты другого дорогого и близкого тебе человека, словно ловишь себя на смутном воспоминании о нем, пытаясь ухватиться за это ощущение, чтобы понять кого же Лорна напоминает. Нет, не Пьетро, хотя и его тоже, а кого-то иного, чей облик запечатлелся в Лорне на уровне подсознания, на уровне ощущений и родства генов, но выловить эту мысль у Чарльза не получается и он откидывает ее, как временно ненужную.
Тем более девочка привлекает его внимание таким простым и наивным жестом:
- Держите, - она протягивает ему конфету, заставляя мужчину улыбнуться, той заботе, которую Лорна вкладывает в этот подарок и в подтверждение своих слов продолжает щебетать, от чего Чарльз невольно улыбаться, слушая ее милый голос.
А дальше идет упоминание Пьетро, что не может не вызывать приятные воспоминания, все-таки тот парень спас им не только жизни, но и будущее, пусть он об этом никогда и не узнает.
А Пьетро – нормально. Только… - начало следующего предложения заставляет сердце Ксавье пропустить один удар, хотя он ни чем не выдает себя. Что могло случиться с Пьетро? - сразу же мелькает у него в голове и Чарльз судорожно успевает перебрать кучу вариантов, когда Лорна продолжает свою фразу, не понимая какую бурю вызвала желанием поделиться собственным секретом.

Чарльз выдохнул и снова улыбнулся девочке, слегка кивнув. Значит, Пьетро скучно? Не мудрено с такими-то способностями. В следующий момент Ксавье ловит себя на другой мысли, при этом отмечая, что Лорна очень доверяет мнению брата - "Пьетро знает все", похоже ее мама вряд ли может этим похвастаться, - у Пьетро две сестры, но способности есть только у него или у девочек они пока не открылись? Чарльз едва-едва касается сознания Лорны, по верхам, чтобы проверить свою догадку, но так ничего и не находит, а вот опускаться в омут памяти девочки дальше, телепат просто не видит смысла.
Но в следующий момент Лорна снова "выливает" на мужчину ведро холодной воды своим ответом - как мертва? Ведь только что она рассказывала о том, как они ходят сюда всей семьей с мамой и тут - мертва? Чарльз невольно проникается к малышке сочувствием, все-таки потеря родителей, даже когда появляются иные, большая беда, которую очень трудно пережить.
Примеров, когда этого не удалось сделать очень много и самым ярким среди них стоит Эрик - он так и не смог смириться с этим, пережить и отпустить свою мать. Во многом именно это движет им, как считает Чарльз, а не только желание сделать мир для мутантов, он просто не может забыть о этой своей утрате.
В какой-то момент Ксавье захотел заглянуть в те воспоминания Лорны, чтобы самому увидеть ту картину крушения самолета, но не стал. Воспоминания придется собирать, как мозаику, и неизвестно, как это может отразиться на девочке. Рисковать напрасно Чарльз не собирался.
Он снова улыбнулся Лорне, испытывая к ней все большую симпатию.
- Шляпы? - мужчина с готовностью ухватился за новую предложенную тему, чтобы не напоминать девочке о страшном событии ее жизни. - Нет, признаться, никогда, я не очень люблю головные уборы, хотя у меня есть друг, который предпочитает их... Мне кажется, он чувствует в них себя защищеннее, - Чарльз невольно вспомнил о Эрике и улыбнулся. Да, вот кому совет Лорны пришелся бы действительно в самый раз. Один его шлем чего стоит...
- А сколько вам лет? Тебе и твоей сестре? - все-таки решил поинтересоваться Ксавье. Конечно, Лорна не родная родственница Пьетро, но все-таки стоило узнать хоть что-то на счет сестры девочки и на всякий случай потом попробовать поискать ее через Церебро.

0

6

Свернутый текст

ничего)) уже представляю себе выражение лицатЧарли, если бы он увидел, как маленькая Лорна манипулирвет металл xD

Лорна доверяет странному мужчине в коляске на ярмарочной площади. Ждёт от него фокуса, яркого, незабываемого и обязательно и непременно веселого.
У неё ведь сейчас самая лучшая детская да беззаботная пора. Все краски кажутся ярче, чем на самом деле, насыщеннее. Все люди - добрые и приветливые, а у остальных просто злой кот утащил из-под носа котлету. Весь мир - это большой такой и необъятный мультик. Чего вы смеётесь? Мультяшки же носятся на бешеной скорости, как Пьетро, значит, логическая цепочка завершена. Мультяшки перемещаются так быстро, как и Пьетро. Следовательно, Пьетро - мультяшный персонаж. Значит, весь мир - один такой большой мультик.
Может быть, рассуждения маленькой Лорны не столь примитивны, но сводятся именно к такому выводу. Ждёт от каждого (практически) какой-нибудь непонятной способности, веселой и совершенно необременяющей существование.
Такая ведь способность проявится и у неё, обязательно проявится, только чуть позже, когда маленькая Дейн подрастёт.
- ...предпочитает их... Мне кажется, он чувствует в них себя защищеннее.
- Брехня всё, - отмахивается девочка, копируя интонацию брата, - за шляпой нельзя спрятаться, от кого она тогда защитит? Вот если бы шляпа была бы... была бы... например, из металла! Да-да, если шляпа из металла - это меняет дело! Можно было быиспользовать шляпу вместо панциря, вытягивать её и прятаться в ней от холода. Пьетро рассказывал, что в Африке есть такие черепахи, чьи панцири как раз из металла. Или из железа. Или из металлического железа, точно не помню. Они могу спрятаться в свой панцирь, и никто уж их не съест. Вы посоветуйте так своему другу, я уверена, металлическая шляпа ему поможет!
И снова улыбка. И чувство сопереживания. Правда, Лорна ещё не знает, что она обозначает, но часто слушала похожее словцо, когда мамины подруги-знакомые (не сказать, что их было шибко много) обсуждали неуспеваемость парня в школе. Сопереживание - это хорошо, это забота - причём чрезмерная - о чужих и незнакомых людях. О близких зачем переживать? Они ведь рядом, их можно и конфеткой угостить, и словцо доброе произнести. А вот чужим нужно сопереживать.
Но Ксавье получается умело, по-мастерски отвлечь девочку, подкинуть очередную тему для разговоров, задать вопрос, ожидая взамен кучу весёлых и многочисленных словечек.
- А сколько вам лет? Тебе и твоей сестре?
- Хэй, мистер! Вас никогда не учили, что спрашивать возраст у леди - это некрасиво? И, если верить некоторым журналам, хамовато. Но я не верю, мама говорит, там всякую чушь пишут, - девочка даже топнула ножкой, показывая меру своего возмущения, однако раскрывать возраст сестры никакие правила не запрещали. - Ванде 17. Они с Пьетро близнецы, только, я вам скажу, совершенно друг на друга не похожи. Раз-ны-е. У Пьетро седые волосы - мы думаем, в прошлой жизни он был буддистским старцем, - сказанотна полном серьёзе, - и глаза у него иногда отдают серебряной голубизной. А Ванда тёмноволосая и красивая. Да и способности у них разные, не могут быть близнецами, - категорично и безапелляционно.
Девочка снова рыщет по карманам. Захотелось отпробовать кусочек карамельки, которую ей подарил братец, недавно пробегая мимо. Однако в кармане пусто (там наверняка дырка), вместо лакомства - помятый кусочек бумаги. Ллрна удивлённо рассматривает его, потом, чуть смущаясь, протягивает Ксавье.
- Это ваше. Вы это забыли в прошлый раз. К нам призодили Пьетро навестить, помните? Обронили, думая. Тут написано... вы уж простите, она помялась, бумажка. Пьетро часто забирает чужие вещи, мама говорит, карма у него плохая будет, и чужие вещи надо возвращать... держите! - правда, отпускать бумажку девочка не хочет, закусив губу, будто впервые просматривает содержимое листочка. - ...школа? Вы - директор? У вас собственная школа? А она строгая? А что значит "одарённый"? Это когда... как этот... который по телеку... Энштейн? А Пьетро мог бы у вас учится? Ему скучно в школе, он говорит, он уже всё знает и всё прочитал, а читать - это скучно. А вы бы его научили...  Я не знаю, чему в Школе вашей учат? А вы тоже умеет выдёргивать из ладоней кости? А это больно? А вы покажете?

Отредактировано Lorna Dane (2014-07-02 23:43:59)

+1

7

Глядя сейчас на Лорну, слушая ее рассказы, Ксавье в очередной раз понимал почему он выбрал для обучения детей, почему хотел именно им привить любовь к этому миру и к этим людям, показать, что люди и мутанты способны жить вместе, доказать детям, что люди ведут себя плохо, потому что боятся, потому что не понимают, а не потому, что они плохие по своей природе. Доказать подобное взрослым, кажется, бесконечно невозможным, иногда слишком сложным для него. Первый и единственный раз, когда он пытался доказать что-то взрослому человеку, закончился его полным провалом в этом плане – Эрик так никогда и не осознал, что не все настолько же плохие, как Шоу или те люди, что издевались над ним и его семьей в концлагерях. Доказать что-то взрослому человеку, обремененному памятью, прошлым и собственными трагедиями почти невозможно.
Дети воспринимают все ярче, более открыто и доверчиво, не проверяя, но веря, и это Чарльза поражает в них. Даже пережив какие-то ненастья, они все равно способны любить, верить и сопереживать. Даже те, кто никогда не знал родителей, был с детства обижаем всеми, все равно способен раскрыться и показать себя, научиться снова доверять – взрослым это уже не дано. Взрослые во многом гораздо трусливее детей. Взрослые – это недолюбленные дети во многом, которым не хватило окружавшего их тепла.
И рассуждения Лорны о металлических шляпах, лишь подтверждает давно проверенную поговорку: Устами младенца глаголет истина. Если бы девочка только знала насколько она близка к правде в своих рассуждениях, насколько точно подмечает деталь про «металлическую шляпу».
«Они могут спрятаться в свой панцирь…» - мысленно повторяет Ксавье, улыбаясь и кивая Лорне, соглашаясь с ее рассуждениями и понимая, что та безумно сильно права. Шлем Эрика, его желание, чтобы Чарльз ни при каких условиях не лез ему в голову, защита не только от него, но и от мира вокруг, от возможности дать себе хоть малейший повод усомниться в собственной неправоте, возможность откинуть всякие мысли о том, чтобы дать человечеству шанс, чтобы попробовать помочь им.
- Хэй, мистер! Вас никогда не учили, что спрашивать возраст у леди - это некрасиво? – Чарльз не выдержал и рассмеялся, покачав головой:
- Извините, юная леди, я не хотел Вас обидеть, - улыбнулся он, слушая рассказ про Ванду.
- Да и способности у них разные, не могут быть близнецами, - фраза, заставившая Чарльза внутренне напрячься. Разные способности? Значит, у Ванды они тоже есть… Насколько сильные и почему Ксавье не особо может уловить их с помощью Церебро? Поймать и обнаружить Пьетро возможно только в том случае, если он стоит на месте, что тоже бывает достаточно редко, а вот его сестра – необходимо было больше узнать о ней.
Но следующие действия Лорны отвлекают Ксавье от мыслей о Ванде, он с интересом берет клочок бумаги и осознает, что это его старая визитка. Соприкосновение с прошлым рождает слишком много разных эмоций, которые заставляют Чарльза снова улыбнуться и постараться сосредоточиться на том, о чем говорит Лорна, все-таки нехорошо находиться где-то далеко в воспоминаниях во время разговора.
- Наша школа скорее для детей, как Пьетро, чем как Энштейн, - тихо рассмеялся Чарльз. – В нашей школе учат правильно обращаться со своими способностями, ведь, думаю, Пьетро тоже не сразу к ним привык и ему требовалось время, чтобы их освоить, а есть способности, которые без учителей трудно укротить, - снова улыбнулся Ксавье. Не слишком ли много он рассказывает маленькой девочке, может быть ей рано все это узнавать, да и какова вероятность того, что у самой Лорны будут способности? Не будет ли это причиной зависти и ревности по отношению к Пьетро и к Ванде? – Ты говорила, что у твоей сестры Ванды другие способности, не такие, как у Пьетро, а что умеет она?

+1

8

Лорна чуть призадумалась, недовольно покачала головой. Нет, ей и в голову не могло прийти, что у Пьетро могли потенциально быть проблемы с его способностью. Они – он и его скорость – как бы срослись в один образ, и девочка, скажем так, их даже и не разделяла. Чувачок с седыми волосами и мятой жилетке, но без суперскорости – такой бы никогда не стал её братом.
- Нет, вы не правы, - голосок чуть тише, чем нужно, - у Пьетро никогда не было проблем. Он разве с ними не родился? Он всегда быстро бегал, как я помню. Может, не так быстро, как сейчас, но достаточно, например, чтобы… - быстрый взгляд на ближайшую палатку с сахарной ватой, - … чтобы ограбить банк! Вы представляете? Как в кино! Правда, мама говорит, что это непра…  ему не нужно учиться управлять своей способностью, а вот эмоциями – да. Мама говорит, что эмоции – это самое опасное, от них и деревни сгорают, и стадионы на головы падают. Я, правда. Не помню, к чему она этого говорила, но ведь стадион над головой – это круто! Я бы тоже так хотела! И быстро бегать, и управлять металлом. Можно было бы взять да построить одним махом целый парк аттракционов! И бесплатно, всем бы бесплатно вход разрешался, по четвергам и понедельникам. Затрат ведь на конструкцию бы – вот – а по телевизору говорят, что именно на заработную плату рабочим уходят эти… каких их… на «н»… Помните? Такое неинтересное слово?
А потом последовал вопрос о Ванде. Маленькая Дейн хотела было выложить всё и разом – казалось, мужчина вслушивался в её слова, что особенно радовало малышку, не просто кивал, выражая лёгкое недоумение и напыщенную миловитость, а слушал с интересом. Кивал, когда следует, чуть улыбался, хоть цвет рубашки и слегка бледнил щёки.
Хотела выложить всё и разом, но памятный голос матери, чуть суровый взгляд, усталый, нервный, полный (почему-то) сожаления и маленькой доли отчаяния, словно колокольчик, попросил притормозить. Когда-то давно и совсем недавно, Магда настоятельно просила и неустанно повторяла дочурке, что о Ванде нельзя ни при каких условиях никому рассказывать. Просто – нельзя. Нельзя совсем и совершенно. Говорила, гладила Лорну по выбившийся зелёной прядке. Повторяла, когда девочка поглощено смотрела движущиеся картинки на небольшом экране и поедала кукурузные хлопья.
- А зачем вам? – маленькая нотка недоверия. – Вы, кстати, вы сами – что умеете? Вы мне покажете? Пьетро так и не рассказал, какие у вас способности? Вы тоже умеете вытаскивать кости из кожи? Покажите!

+1


Вы здесь » X-Men: The Last Stand » Артхаус » Помятая открытка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC