Вверх Вниз

X-Men: The Last Stand

Объявление

Загляните в мир мутантов и супергероев, попробуйте себя в роли спасателя мира или злодея. Только от тебя будет зависеть, сможет победить Добро или Зло в этой Вселенной! Если возникнут какие-то вопросы, смело обращайтесь к администрации, - мы поможем!))
Основные времена:
2021 г., 2014 г. и 1973 г.
В игру необходимы: Люди Икс, ГИДРА, Братство мутантов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » X-Men: The Last Stand » Вышли на DVD » Как любить пустоту и тлен?


Как любить пустоту и тлен?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://se.uploads.ru/hQNRL.png

Лучший эпизод: прошлое, июнь 2014 года.

Как любить пустоту и тлен?
http://sb.uploads.ru/F5Wim.gifhttp://sc.uploads.ru/Hcxa0.gif

Участники:
Erik Lehnsherr, Magda Lehnsherr;
Время и место действия:
1962 год. Дом Магды.
Сюжет эпизода:
А что если исполнив свою идею-фикс Эрик решил попробовать жить нормальной, обычной жизнью? Правда вряд ли это получиться, но попробовать все таки стоит.

0

2

Когда на песок упал труп Шоу, тогда Эрику показалось, что у него внутри что-то оборвалось. Закончилось. Он потерял то, к чему шел столько времени. Свою единственную цель, а с исчезновением с того острова, он впервые ощутил пустоту внутри. Так нельзя было существовать. Наверное. Он не пробовал.
Пару месяцев Леншерр держался. Раздавал указания, держал Мистик «на коротком поводке», но в какой-то момент она все равно сбежала. У девочки, которую он когда то знал, появились свои цели и свои желания. Она вбивала себе в голову эту охоту на Траска, хотя Эрик в нем особой угрозы не видел. И именно тогда, он решил оставить эти остатки Клуба Адского пламени. Эмма уж как то сможет о них позаботиться, он на это надеялся.
Оставался только один вопрос – куда податься? Леншерр раз за разом рассматривал карту, которая была разложена на столе, и не мог решить. С одной стороны он всегда мог заявиться в школу Чарльза, и был уверен, что старый друг найдет сам ему оправдания. Уж такой был Ксавье, он искал оправдания всем, кто его окружал, что очень часто было на руку Леншерру и остальным. Со стороны Ксавье, конечно, безумно глупо, но что поделаешь.
Именно в этот момент в голове вспыхнуло, какое то воспоминание. Отражение на печати Церебро. Это могло быть простым совпадением, но Эрику показалось, что он должен проверить свою теорию. И она подтвердилась. Два дня наблюдений. И он теперь был точно уверен, что перед ним его жена и, судя по возрасту, его дети. Юных мутантов появлялось мало, особенно здесь, в штатах. Так что он, если и шел сюда наобум, то и не совсем, по факту то.
Только вот как себя вести, и с какой стороны подойти к вопросу примирения с Магдой он не знал. Она сбежала, когда узнала о том, ее муж мутант. И он столько лет считал ее погибшей… Эрик прикрыл глаза, откидываясь на подголовник кресла в машине. В это время Магда отвозила детей на кружки, а потом возвращалась обратно домой. Это он понял из своих наблюдений. Ну, чтож… Им точно лучше сначала поговорить без свидетелей. Без любых свидетелей.
Мужчина закрыл машину и уверенно прошел к дому, еле коснувшись пальцами замка, позволяя ему открыться, а потом точно так же закрыл изнутри. Не нужно Магде раньше времени знать о непрошенных гостях. Она явно не будет в восторге от его появления.
Дом был обставлен в лучших традициях домохозяек из Штатов. Ну, или просто очень заботливых мамочек. Эрик, в какой- то момент, даже ощутил полную чуждость этому царству занавесок с цветочками. Здесь все было слишком хорошо, и слишком спокойно. Мужчина опустился на один из стульев на кухне, осматривая обстановку. Все это так напоминало ему.. Нет. Эти воспоминания сейчас будут лишними, хотя их, конечно, будет много. Если он хочет мыслить трезво, значит, придется немного повременить с ностальгией.
Сварить кофе он решил совершенно человеческим способом, но только потому, что не знал где что лежит и пришлось перерыть ни один шкаф, прежде чем кофе был найден, потом была найдена и турка. Прекрасно, Леншерр, может еще и в холодильник заглянешь? Мужчина усмехнулся, водружая все на плиту и усаживаясь обратно на стул. С остальным можно и отсюда справиться.

+1

3

День начинался, как и всякий другой: с шумных сборов, Ванды, которая где-то потеряла свою заколку, и Пьетро, который чуть не сшиб сестру с ног, когда уже в пятнадцатый раз залетел на кухню, чтобы упаковать в рюкзак очередную печенюшку. Магда уже привыкла к такой жизни и запрещала себе вспоминать о другой, прошлой. О том, что было, и о том, кто был. Она носила одежду с длинными рукавами теперь или увешивала руки тяжёлыми широкими браслетами, чтобы даже случайно не увидеть выцветающий с годами номер. Ей не нужны были дополнительные напоминания. Они приходили во снах ночью - каждый раз. И они жили перед глазами. В то время как дочь была больше похожа на неё, сын, без сомнения, унаследовал многое от отца.  И Магда надеялась только на одно: что они будут обычными детьми, такими же, какой раньше была она сама. Но без тех ужасов, которые выпали на её долю. Она практически не говорила с близнецами о войне, хотя они и спрашивали. Но они пока не понимали до конца, что на самом деле там было и что пришлось пережить старшему поколению. Магда хотела бы оградить их от всего, но знала, что ей это не под силу. Всё, что она могла - это лишь продлить их детство. Школа, дополнительные занятия, всякие поездки... Как будто старалась компенсировать то, что дети росли без отца. Она хотела дать им всё лучшее. И делала всё, что могла, но этого никогда не будет достаточно. Воспитание не будет полноценным, если ты один. Но иначе и быть не могло. Что хорошего мог дать детям убийца? У Магды не было ответов на эти вопросы. А страх спустя много лет остался прежним.
Она возвращалась домой после полудня, пообещав близнецам, что после кружков они сходят на новый фильм в кино. Но пока было нужно заняться работой. Переодеться в свою цветастую юбку, накинуть на плечи шаль и, как обычно, дожидаться тех, кто хотел узнать свою судьбу. Мнительных людей находилось много, и Магде это было только на руку, позволяя оплатить по крайней мере счета, а иногда даже и что-то большее. Но она не задавала картам вопросов о том, что саму ждёт впереди. Когда дело касалось её и детей, Магда не позволяла даже родовым умениям проявиться, чтобы не накликать беду. Они могли знать своих предков и без того. Уже приходилось прикладывать усилия, чтобы прятать инвентарь. Ванде всегда нравилась старинная колода, амулеты - то немногое, что у Магды было при себе, когда она переехала сюда. И это уже было не к добру. Магда надеялась, что дочь вырастет обычной девочкой, а склонность к колдовству нормальной не назовёшь. Прокручивая в голове список покупок, которым она собиралась заняться после работы, Магда открыла дверь дома и прошла на кухню. Погружённая в свои мысли, она не сразу поняла, что что-то не так. Сначала нос уловил аромат варящегося кофе, а потом... Магда инстинктивно отступила к двери, прижавшись спиной к косяку. В голове билась мысль, что всё летит к чертям.
- Как ты нашёл меня?- голос звучал достаточно ровно, но Магде казалось, что частоту её сердцебиения слышно на другом конце города.- И что ты здесь делаешь, Эрик?

+1

4

И все же он вздрагивает, когда хлопает дверь и слышится перезвон браслетов на руках Магды. Она всегда была цыганкой, всегда помнила о своих корнях, и представить ее без этих атрибутов было настолько же сложно, как и самого себя без своих сил.
- Если я скажу, что просто зашел выпить кофе, ты же мне не поверишь, верно? – Эрик усмехается и кивает на плиту, где уже почти закипает напиток. Это все было настолько странно, что даже, будто привычно. Да, они не очень хорошо расстались, но вдруг еще можно хоть что-то спасти. Может Чарльз был прав и ему просто нужно абстрагироваться и перестать жить на одном лишь гневе и жажде мести?
В одном Ксавье уже точно оказался прав. Именно он нашел ту точку, которая активизировала способности Эрика на полную мощь.  Леншерр на мгновение прикрывает глаза и в голове сам собой звучит тот голос. Он помнит даже интонацию, вплоть до последней вибрации в голосе. Просто тогда все было спокойно и на какой- то момент Эрик был готов отойти от своей цели и на время забыть про свою месть Шоу.
- Он мертв, - вот так запросто, сидя на кухне своей жены он говорит про смерть того, от одного имени которого мальчик по имени Макс готов был забиться в угол и молить всех богов, чтобы этот человек не приближался к нему и вообще никогда не существовал… Но когда он наконец то добился своего, это звучит даже несколько тривиально. Он просто его убил, заставив под конец выслушать небольшую речь. Жаль не спросил у Чарльза, как Шоу на нее реагировал. Было немного не до того.
Правда, вряд ли Магду это вообще волнует. Турка с кофе слеветировала к столу, наполнив две чашки, и спокойно опустилась обратно на плиту. Страшно подумать, всего полгода назад у него вряд ли получилось бы такое, без особого напряжения, но сейчас Эрик даже особо не обратил внимания. Он просто этого захотел. Это было настолько обыденно, что в голове мысль о том, как Магда может отреагировать на все это, появилась только после. Прекрасно… Ты пришел мириться и налаживать отношения, ну что же может быть лучше повторения того, из-за чего она от тебя ушла. Ну теперь он хотя бы никого не убил.
- И я хотел… узнать, как вы тут… - кажется, что он снова становиться тем самым юнцом, который предложил этой женщине выйти за него замуж. Он точно так же переплетает пальцы, складывая руки на столе перед собой, будто отгораживаясь от собственной жены, опасаясь что сейчас в него полетит все, что попадется ей под руку. Магда всегда была непредсказуема, - Я видел, двух… наших детей.
Все сходилось и по датам, да и мальчишка был слишком на него похож, чтобы допустить мысль о другом его происхождении. Но, он хотел услышать это от самой женщине. Услышать, почему она сбежала, даже не поговорив с ним. Ведь она должна была понять, почему он так поступил. Должна была понять, какие чувства им руководили в тот момент. Но она… она будто забыла все. И охваченный огнем дом. И крик ребенка, который в какой-то момент прекратился.
Мужчина не хотел в это верить, но по другому описать поступок собственной жены, к своему сожалению, не мог.

+2

5

Когда-то давно она думала, что хорошо знает его. Когда они были одни друг у друга, когда могли доверить свои мысли. С тех пор минул даже не десяток лет, больше. Они оба не могли не измениться, но Магда боялась того, во что её муж превратился. Время, проведённое порознь, расправило её плечи, но из взгляда ушла та счастливая искра. Словно Магда до сих пор не могла отпустить прошлое. Да и хотела ли? Она отдавала себя детям и не позволяла себе остановиться на секунду, чтобы подумать. Чтобы вспоминать о том, что оставила тогда в охваченной страхом деревне. Боль утихла, но она всё равно была тут. А теперь Магда даже описать не могла, что чувствовала. Что же ждало её дальше? На первый взгляд Эрик был настроен сейчас достаточно мирно, но она прекрасно помнила, как может измениться его настроение и к чему такая перемена приводит.
"Закрой глаза. Расслабься. Сосчитай до десяти и только потом открывай".
Магда не должна была позволить себе сорваться. Только не при нём, только не в этот момент. Только не здесь. Дело было даже не в том, что вокруг - много металла. Нет. Просто это первый раз, когда она увидела своего мужа за почти десяток лет. Она отметила новые морщинки на лбу и в уголках рта, серебряные нити в волосах - всё это присутствовало и у неё самой. В конце концов, с годами никто не молодел.
- Не первый и не последний, да?- Магда теребила свои браслеты и избегала прямо смотреть в глаза Эрика. Да, он по-прежнему оставался её мужем. Но она не могла знать, сколько же от её мужа осталось в этом человеке, удобно расположившемся на кресле, которое обычно занимал Пьетро. Он по-прежнему был на это способен, что не замедлил продемонстрировать. А Магда вспоминала другие железные предметы и другое время. Огонь и крики. Кровь. И пустота на душе.- Ты всегда умел достигать поставленных целей.
Вот так. Меньше эмоций, как будто это совсем её не касается. Очень хорошо. Почти идеально. Даже он может поверить. В конце концов, всё и правда было так давно...
"Ты же сам мог пострадать".- Непрошеная, внезапная мысль."- Мог погибнуть. Когда ты научишься быть осторожным?"
- Значит, следил,- с тяжёлым вздохом она опустилась на соседнее кресло и подтянула к себе чашку, стараясь не думать, каким образом кофе был налит. Несмотря на то, что Магда была цыганкой и её зачастую считали ведьмой, такие вещи в её голове укладываться не хотели. Одно дело Таро или хиромантия, но повелевать металлом... Было в этом что-то от дьявола, наверное.
Магда отпила глоток и принялась вертеть чашку в руках. Со стороны могло показаться, что это обычные посиделки двух любящих супругов. Но осталось ли это - так? Рука задрожала; чашка звякнула, соприкасаясь с поверхностью стола. Магда по-прежнему держала дистанцию, но избрав такую тактику она совершенно не была уверена в её правильности. Ведь когда-то они поклялись друг другу во многом. Готовы ли были сейчас сдержать давнишние клятвы? Или это останется похороненным под песками времени и развалинами дома в Виннице?
- У нас могло быть трое,- глухо заметила она.- Думаешь, я могла забыть? Каждый... день, я виню себя, что не уберегла её...
Голос сорвался, и Магда закрыла лицо ладонью. Она не говорила об этом ни с кем уже не один год. Тем тяжелее было вспоминать сейчас и озвучивать вслух. Но это был Эрик. При нём - можно. Потому что это была их общая ноша.

Отредактировано Magda Lehnsherr (2014-05-26 00:11:16)

+3

6

Магда… Наверное это глупо и совершенно не логично для любого человека. Он мог сейчас быть где угодно и с кем угодно. С Рейвен, с Эммой, но он сейчас сидел на кухне обычного дома в пригороде и разговаривал с женой, пытаясь держать себя в руках.
Спасибо Чарльзу, он научил его тому, как нужно себя держать в руках. Иначе местные изделия из металла уже превратились бы некое подобие металлолома. Раньше Эрик просто не умел сдерживать свои способности в те моменты, когда эмоции брали верх над разумом.
- Они были виновны в этом, - он будто подводит черту их разговору и этой теме. Он помнил ее глаза, в тот момент, когда Леншерр вершил свое собственное правосудие. И, наверное, это было единственным, что он помнил о том вечере более-менее отчетливо. Все остальное осталось поддернутым дымкой. Смерти, крики… И горящий дом. Он просто не успел. Кинулся туда, прекрасно осознавая, что уже опоздал, но не мог позволить себе в это поверить, - как и Шмидт.
Леншерр отпивает из чашки, отставляя ее чуть в сторону. И зачем он пришел сюда? Говоря по чести и сам теперь не понимал. Он будто находился на минном поле, шаг влево, шаг вправо – это все равнялось расстрелу. Любая ошибка будто перечеркивала что-то важное.
А вообще нужно было оставаться с Братством, или сейчас встать и уйти, но что-то останавливало. Сам Эрик, почему то не понимал, что именно его держит в этом доме, будто что-то давно забытое и потерянное чувство дома и уюта.
- Следил. Несколько дней. Я же должен был убедиться… - как сказать мягко о том, что он сначала сомневался, что это его дети он просто не знал. Деликатность никогда не была самой сильной его стороной, и теперь в голове судорожно подставлялись нужные фразы, подбирались слова, - что это вы. Был бы казус, если бы я вломился в совершенно чужой дом.
Браслеты у нее на руках будто гипнотизируют. Леншерр скользит взглядом по тонким запястьям женщины, на которых висят эти самые тонкие результаты работы мастеров. Золото это или просто крашенный метал – сейчас его это мало заботит. Сейчас это самое прекрасное, что он когда либо видел.
Нет ничего страшнее, чем любимая женщина, которая кажется недоступной. Или является таковой, Эрик просто этого не знает. Знает только что в этом доме явно не хватает мужской руки, значит она не нашла никого, кто соблазнился бы двумя детьми.
- Значит, ты все эти годы ждала меня? – он усмехается, чтобы это было хотя бы похоже на смех, но он даже не планирует обмануть Магду, она слишком хорошо его знала, наверное, даже лучше, чем любой из людей, которых он встречал. Она слишком часто видела его потерянным. Уязвленным. И даже откровенно испуганным. С ней он мог просто не играть, но сейчас, позволить себе открыто рассказать о том, о чем он думает… Наверное, не позволяла пресловутая гордость, которая настолько въелась в его существо, что ничего с этим не поделаешь.

+2

7

Она отвыкла от ощущения его присутствия рядом. Все эти годы всегда сама и только сама, всё на себе. Словно и не было того первого времени после лагеря, словно и не было того ощущения свободы. Словно и не было покоя и краткого счастья. Но Эрик и она снова были наедине, а напряжение, висевшее в воздухе, словно можно было резать ножом. Наверное, оба просто чувствовали себя неловко, но одновременно с этим они не стремились сделать шаг навстречу. Пили кофе, обменивались короткими фразами, которые будто не значили ничего и одновременно столько, что ни одно слово вместить в себя не могло. Магда вспоминала, какой была когда согласилась связать свою жизнь с Максом. Будь она способна стоять на ногах твёрдо, то начинала бы думать, в здравом ли уме он был, когда предложил такое - ей. С тем, как Магда выглядела, она едва ли была способна кого-то увлечь. Но они прошли через ад этого лагеря вместе; Макс нашёл её там. Всё худшее, что случалось, они переживали вместе. Тогда же и зародились чувства. А сейчас Магда и Эрик как будто были совсем чужими. А может, это уже были и не они? Браслет соскользнул с руки и покатился по столу. Магда машинально протянула руку, чтобы поймать его, но одновременно коснулась и ладони мужа. И тогда только она подняла глаза.
Боялась ли Магда теперь? Если бы ей тогда, в Аушвице, сказали, что она сбежит от него, что он может причинить ей боль, она бы просто не стала слушать. "Макс бы скорее что-то сделал с собой, чем..." А теперь - что же? Она не хотела развивать ту тему, которую Эрик затронул, и только покачала головой, когда он сам же тему и закрыл. Почему, как он мог настолько хорошо понимать её, несмотря на столько лет разлуки? Только вот и она сама понимала из его слов большее, чем он произносил вслух.
- Ты подумал, что я могла спутаться с другим, когда мы были вместе?- Магда усмехнулась, возвращая браслет на собственное запястье, и большими глотками допила напиток. Глаза потемнели и казались совсем чёрными, словно в них не отражалась и искры света.- Но теперь, полагаю, убедился в обратном.
Эрик не был бы Эриком, если бы его не интересовал этот вопрос. Своё должно было оставаться своим и неважно, какими были обстоятельства. Она всё ещё была Лэншерр, что бы там не стояло в документах. На его пальце всё ещё было обручальное кольцо; и он был здесь, а не где-либо ещё. Магда встала, забрала со стола собственную пустую чашку и направилась к раковине. Вопрос Эрика заглушил шум воды, по крайней мере, это было идеальным вариантом объяснения для того, почему Магда не ответила.
- Слежка не делает никому чести, Эрик,- она отряхнула руки, и брызги с них разлетелись по всей комнате. Тон был совершенно будничным, как будто она спрашивала, что приготовить на ужин.
Перед тем, как уйти, тогда, будучи беременной близнецами, Магда назвала мужа чудовищем. Но только более десяти лет спустя смогла признать... Что бы там ни было, это - её чудовище. Факт, который ничто не способно было изменить. Она по-прежнему любила своего мужа.

Отредактировано Magda Lehnsherr (2014-05-30 22:21:42)

+2

8

Вновь пускаться в бег до окраин света,
Хоть не привыкать – далека дорога.
Ты меня во тьме ожидаешь где-то.
Для тебя могу стать сильнее бога.

Сложно находиться в одном помещении с женщиной, которая все еще очень многое для тебя значит. С женщиной, воспоминания о которой ты гнал от себя столько лет подряд, боясь их как огня. Как будто они могут одним своим появлением разрушить все твои планы.
Он вспоминал ее улыбку, тогда на Кубе. Когда металл сдавливал грудную клетку, заставляя бояться того, что всегда было твоим союзником. Когда Шмидт был так близко, что он чувствовал его дыхание. И что тогда заставило собраться? Что заставило перебороть ту панику, которая нарастала внутри? Наверное, именно она и мать. Две женщины, которые всегда знали, что именно нужно сказать, чтобы он успокоился. Чтобы снова собрался.
Эрик резко поднимается со стула, и дерево издает жалостливый скрип. Странное ощущение, почти давно забытое ощущение того, что ты кому-то нужен. Наверное, нужен. Он до сих пор в этом не совсем уверен. И чего это Эрик Леншерр стал снова мальчишкой по имени Макс, который только что вышел из ворот, оставляя позади месяцы и годы ада, которые казались нескончаемыми. Впереди было столько планов, которые они так и не воплотили.
Толкать сейчас пространственные речи о том, что он был прав, а все остальные просто как всегда заблуждаются, наверное, было бы лишним. Да и не хотелось нарушать хоть немного устоявшуюся атмосферу в комнате этими глупыми пафосными бреднями. Они даже ему сейчас казались полным бредом.
Руки Эрика легли на плечи женщины, которая когда-то согласилась стать его женой. В нос ударил запах ее волос. Что говорить он не знал. Никогда не знал. Именно сейчас… Оказывается склонять на свою сторону людей потерянных, которые ищут точку опоры, гораздо проще, чем восстанавливать из пепла то, что так давно потерял. В груди защемило странной тоской.
- Прости меня, - он слегка даже выдыхает это женщине в волосы. Когда то он знал это слово, но сейчас его произношение далось с таким неимоверным трудом. Когда то давно он был совершенно другим человеком, способным на сопереживание и умевшим чувствовать все более остро. Последние события все слишком сильно изменили. Они изменили в первую очередь и его самого.
Люди, которые были рядом с ним все это время, за исключением одного, сами требовали поддержки. И Эрик работал этой поддержкой, раз за разом раздувая в них пламя борьбы, как когда то делал это в кузнице. Но это было слишком тяжелой работой для него. Или он просто устал. В конце-концов даже Леншерр не выдержал всего этого.
И с какой-то особой силой это ощущалось именно сейчас, когда он стоял на кухне обычного дома, утыкаясь носом в волосы собственной жены, будто она была последним оплотом, способным уберечь его от больших бед. И способным успокоить и дать тот самый мир, который якобы не был его целью. Чарльз, ты же прекрасно понимал, что твой собеседник врет. Просто ему нужен был другой мир. Не тот, идеалистический и невозможный, который ты рисовал в своей голове.
- Прости меня… за все что произошло, - такое ощущение, что он и сам не знает сейчас, за что просит прощения. За убийства, за то что не успел спасти Аню или за то, что пришел так поздно. Что не рванул на поиски сразу после пропажи Магды из его жизни. Да слишком велика была злость на жену тогда, чтобы он мог позволить себя такой шаг как ее поиски.
Тогда Эрик безумно боялся, что просто сорвется и убьет ее. Даже будучи злым как собака на эту женщину, он все равно боялся причинить ей хоть какую то боль, помимо той, которую она уже испытала.

+2

9

Не то чтобы Магда не ожидала, но всё равно вздрогнула, когда руки мужа коснулись её плеч. Пропасть между ними казалась непреодолимой, но ощущение этого касания было таким привычным и щемящим душу... Нет, они не изменились; то, что чувствовали друг к другу осталось прежним. Магда молчит, чувствуя, как губы Эрика касаются волос. Что говорить в такой ситуации да и нужно ли вообще? Сейчас она понимает, что ей этого не хватало, так остро, как никогда раньше. Его объятия скрадывали все страхи, и хотя воспоминания по-прежнему оставались, но картинка блекла, как те шесть цифр, скрытых под браслетами. Только не с годами, а ежесекундно. Она слушала, как муж просит прощения, и Магде казалось, что он тоже боится. Того, что она оттолкнёт его или что скажет, чтобы убирался, или... Мало ли существует всяких вероятностей? Это представлять не хотелось. Почему этот момент не мог обратиться в вечность? Почему не может быть так, что на осколках старого они построят что-то ещё? Магда не хотела думать о плохом. Муж пришёл, он действительно был с ней, обнимал, как и прежде. Но неясное предчувствие оставалось - то, чем она всегда была наделена. Но в такой момент плохим предчувствиям было не место. Магда мягко повернулась и подняла  ладонь, касаясь ей щеки Эрика, проводя пальцами по линии скул, словно изучала. Но она и не могла забыть, хотя и так близки они были очень давно. Вторая рука потянулась к его ладони, касаясь пальцев: одновременно уверенно и по праву, но в то же время и - почти отчаянно, как будто это было последним, что могло принести долгожданный покой и уют. Словно она спрашивала: ты всё ещё мой Эрик или тот монстр, про которого говорят по телевизору? Как многое в тебе осталось, что помнит? Едва ли он страдал проблемами с памятью.
Глаза Магды блестели, но она не плакала. Она была... счастлива? Возможно, это было не совсем то слово, но более подходящего сейчас не находилось, а искать Магда не собиралась. Она всё ещё пыталась осознать, что это действительно не сон. Иногда после переезда в Америку у неё бывали и не кошмары, правда редко.
- Эрик, я... мне...
Муж смотрел на неё так, как когда-то раньше, и от этого взгляда перехватывало дыхание. Словно она не была взрослой женщиной, матерью двоих детей, а всего лишь юной девочкой, которой впервые улыбнулся юноша. Нет, не так. Иначе, но по-особенному. Склеивать разбитое всегда непросто, но разве они оба не были детьми того времени, когда сломанное умели чинить и восстанавливать? Было бы желание. А оно - было и читалось в каждом движении, в каждом взгляде и том особом молчании, которому не нужны были слова. Магда и пыталась сказать что-то, но голосовые связки не хотели её слушаться, и тогда она сдалась, обнимая мужа.
"Пообещай, что это больше не повторится. Мы и так перенесли слишком многое. Я не хочу потерять тебя снова."

Отредактировано Magda Lehnsherr (2014-06-11 22:18:40)

+1

10

O Death, rock me asleep,
Bring me to quiet rest,
Let pass my weary guiltless ghost
Out of my careful breast
.

Он слегка улыбается, чувствуя, как на душе становиться спокойно. Чувствуя, как все успокаивается. И уже не так холодно и одиноко. Эта женщина была обычным человеком, но только у нее получилось привязать к себе Эрика. Только она смогла заставить его жить. И тогда, после лагеря и всех этих ужасом, и сейчас.
Мужчина еле заметно касается ее щеки, будто отзеркаливая жест самой Магды, а затем наклоняется, касаясь губами ее носа. И ведь все таки и должно быть. Будто они взяли и выкинули из своей жизни все те годы, которые были раньше и забыли о том, что их разделяет огромная стена.
- Что ты?... – он улыбается, отстраняясь от Магды и заглядывая ей в глаза. Она всегда была похожа на ведьму. Ведьму, которая способна управлять твоим разумом и твоими чувствами, заставляя забывать обо всем. Так странно. И так желанно. Это чувство забвения, граничащее с какой то безумной одержимостью.
Руки скользят по ее плечам, ткань у блузки слишком тонкая и в какой-то момент ему кажется, что он ее порвет. Пальцы перебирают складки широких рукавов, что делать… Нет, конечно он знает, что надо делать и оно само просто горит где то внутри, это желание, но оно сейчас может все испортить, а терять это чувство спокойствия, граничащего с безумием ему очень не хотелось. Как знать, как скоро он обретет его вновь.
- Ты…Магда… Я… мне правда жаль, что так получилось, там в Виннице. Случилось... я просто не смог себя сдержать. А потом, не понимал, как это все объяснить… тебе, - он улыбнулся, опускаясь на стул и обхватывая женщину руками за талию, и утыкаясь лбом ей в живот. Если в его жизни и было что-то, незыблемей, чем эта женщина, то он не мог найти этого ни в своем сердце, ни  в своей душе. Сейчас там была только одна единственная женщина. Которую он с таким трудом нашел и, когда-то, так легко потерял.
- И когда ты ушла… Я думал пойти за тобой, но испугался, что могу… Я не особо тогда мог контролировать свои способности, они исходят от эмоций, - это совершенно не связный набор слов, но Эрик и в самом деле рассчитывал, что она поймет. Она всегда понимала и всегда знала, что нужно сказать.
Леншерр откидывается на спинку стула, касаясь пальцами тела женщины через тонкую ткань. Им нужно поговорить, а тащить бывшую жену в постель не самый лучший способ примирения, особенно если ты не забежал на одну ночь. Он вздыхает, чувствуя, как сам себя планомерно и расчетливо сводит с ума. Нужно хоть как то заставить себя перестать думать о ней.
И пусть она так близко. Такая родная и желанная, но он должен был собраться и начать думать… головой, а не всем остальным. Эрик, соберись и не будь тряпкой. Ты же можешь. Всегда мог. Но сейчас тебе захотелось поиграть в какие то странные, даже для самого себя чуждые игры. Правда это не приведет ни к чему хорошему. Совершенно ни к чему хорошему.

+2

11

Gaze into my eyes when the fire starts
And fan the flame so hot it melts our hearts
All the pouring rain will try to put it out,
But not this time

А потом он улыбнулся, и Магде показалось, что она вернулась во времени, в тот момент, когда только родилась Аня. Когда в их семье впервые произошло чудо. Когда они наконец смогли заставить тень лагеря отступить хоть немного. Когда они ещё не знали, что ждёт впереди. Она никогда не признавалась, что любуется улыбкой мужа и что это было первым, что привлекло её в том мальчишке, который изо всех сил старался обратить на себя её внимание, а даже если бы и захотела, то не успела. Но сейчас в памяти воскресали моменты из прошлого: того, когда боль приглушилась, а новая ещё не успела появиться. Эрик всегда относился к жене бережно, но откуда только в нём взялось столько нежности? Магда ощущала себя хрустальной фигуркой, которая плавится, как только её помещают в специальную печь.
- Мне не хватало тебя,- выдыхает она еле слышно, на миг прикрывая глаза, когда пальцы мужа коснулись кожи на ключице. И без всяких слов понятно, что это - взаимно. У них никогда не бывало и, кажется, уже не будет по-другому. А плохо это или хорошо, Магда не знает. И знать сейчас хочет лишь одно. Она не отпускает его руки, но когда смотрит в глаза, её голос звучит достаточно твёрдо, словно Эрик не зажёг до этого искру:
- Ты пришёл, чтобы остаться?
Это всё ещё её муж, но его не было рядом слишком долго. И всё, что Магда может - это надеяться. К этому чувству она не привыкла совершенно, оно было новым. Непонятным и странным, совершенно несвойственным "ведьме". Искорка внутри мерцала, грозя погаснуть, но ей бы просто не дали. Магда наклонилась, целуя Эрика в макушку, и выпрямилась, насколько это было возможно, когда он вот так обнимал её. Разум понимал все его доводы, все слова и то, что им действительно нужно сейчас обсудить многое. У них, в конце концов, дети, которые не знают отца; Магда должна рассказать хотя бы про них... И Магда всегда следовала своей рациональности; теперь тоже. Но это отходило на второй план, сплетаясь с более желаемым. Более желанным. Она не могла поступить иначе и знала, что не будет об этом жалеть. И как бы он сейчас не пытался совладать с собой, отодвинуть, Эрик не будет тоже. Она всё ещё знает его слишком хорошо, по крайней мере - эту часть.
- Значит, сейчас твой самоконтроль подвергнется тяжёлому испытанию,- Магда тихо засмеялась, крепко переплетая пальцы рук с пальцами мужа, а потом подалась вперёд.
Прошёл чуть меньше десятка лет - близнецам скоро исполнялось восемь - а его губы были точно такими же, как Магда запомнила. И когда она целовала своего мужа, то казалось, что границы времени размываются окончательно. Настоящего не существовало, оно не выдерживало натиска прошлого и нахлынувших эмоций. И ей было неважно. Вербальное общение подождёт, а этот способ диалога - лучшее, что можно только представить. Пальцы ловко развязали галстук, но затем Магда остановилась. В её глазах светился вопрос, а уж ответ на него Эрик выскажет сам. Но она сомневалась, что этот ответ будет словом. Действие тут более уместно, причём особого рода.
"Как же мне... как же мне всё-таки... Остались ещё вещи, мысль о которых способна меня напугать не меньше прошлого. Не делай так больше, ладно?"

+2

12

Can't control it but it's coming like a thunder in the sound.
I could feel before I knew it then you slapped me on the ground.
And you took me like I never had that whiskey in my veins.
Ever since you've been on repeat like the music in my brain.

И все же он безумно не хотел ей врать. И как то обнадеживать. Ведь даже Чарльз, с его верой в доброе, вечное и светлое, никогда бы не поверил в то, что Эрик вот так возьмет и оставит все, к чему так долго шел. Переступая через трупы и собственные желания.
Мужчина запрокидывает голову, всматриваясь в лицо собственной жены. Скользит пальцами по ее телу, вспоминая такое родное и желанное тело. К которому он стремился так долго. Он не может ей врать. Просто не может. Она просто  напросто этого не заслуживает.  Слишком хорошая. Слишком верная. Магда… Он подается вперед, касаясь губами кожи женщины в том месте, где немного задралась майка. Что же делать. Он попался в собственные сети.
- А если я скажу, что не уверен в этом? – Эрик вновь поднимает взгляд. Сейчас она как то должна среагировать. Или это не его жена. Пусть позлиться. Пусть заорет. Только пусть она даст ему полную уверенность в том, что переживет без него. Что он не разрушит ничей мир. Ее мир.
Леншерр… Зачем ты вообще все это делаешь? Ведь ты так хотел, чтобы она была твоей. Твоей Королевой. Но есть ли этой женщине место в твоем мире, свободном от людей? Вписывается ли она в твою собственную теорию? Мужчина задумчиво проводит пальцем по бедру женщины, не отрывая от нее взгляда.
Будет ли она так же тепла к нему, когда узнает все, что твориться у него на душе? Будет ли готова принять человека, в планах которого не много не мало, но целый новый геноцид? Скорее всего нет, так зачем же давать самому себе ложные надежды? Эрик понимает, насколько сильно он запутался и как крепко угодил в собственные цепи.
- Магда, - он перехватывает ее руку и резко дергает на себя, заставляя ее присесть на свои колени, - Магда… Если я скажу тебе, что я не пришел для того, чтобы остаться? Если ты будешь знать, что я уйду. То что тогда?
Вариант логичен. И ответ предсказуем. Тогда она выгонит его прочь и будет кругом права. Нельзя вот так заявляться в чужой дом и требовать, чтобы тебя принимали там с распростертыми объятьями. Такого просто не бывает. Да он бы и сам хорошо бы подумал, прежде, чем пускать такого человека. Который все равно раствориться дымкой где то вдали. Как только у него появиться такая возможность.
Эрик заглядывает в глаза собственной жене, женщине, которая знала его лучше, чем кто либо иной из ныне живущих, и будто ищет там поддержки. Хотя как раз ее там быть не должно. Ну не должна она поддерживать мужа, особенно в таких странных и непонятных начинаниях, как это.
Она вообще ему ничего больше не должна, как и он ей. И разговор этот не стоило заводить. В этом он больше чем уверен. Перехватить ее за талию, мешая встать, и впиться в губы собственной жены. Вновь ощутить ее настолько близко, что это сводит с ума простым фактом своего наличия.

0


Вы здесь » X-Men: The Last Stand » Вышли на DVD » Как любить пустоту и тлен?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC